Форум » СЛАВЯНСКОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО » История Русского предпринимательства с IX по XI вв. » Ответить

История Русского предпринимательства с IX по XI вв.

Буслай: ИСТОРИЯ РУССКОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА с IX по XI вв. История предпринимательства на Руси столь же глубока, как и история самой Руси. Еще с конца 1 тыс. н.э., когда шел процесс становления Древнерусского государства, формировались условия и предпосылки для деятельности первых предпринимателей. Условия для развития предпринимательской деятельности в России на протяжении веков были весьма сложными, что объясняется целым рядом природно-географических и исторических факторов: • Русь - обширная северная страна с малоплодотворными почвами, суровым климатом. В связи с этим производительность труда росла крайне медленно, что сдерживало рост прибавочного продукта, а следовательно, и развитие предпринимательства. • Тяжелый налоговый и финансовый гнет, ложившийся на все сословия и в первую очередь - на торгово-промышленное население. • Государственный гнёт и крепостное право способствовали бедности значительной части населения, отсюда и крайняя узость рынка - также весьма неблагоприятный фактор для развития предпринимательства. Были, конечно, и положительные факторы: • Противостояние суровым условиям страны, огромный труд по освоению ее пространств способствовали развитию таких черт национального характера, крайне важных для предпринимательской деятельности, как энергия, предприимчивость, стойкость, терпение и другие. • Низкий уровень жизни большинства населения обусловили дешевизну рабочей силы, что способствовало привлечению капиталов в производство. • Сильное государство могло и защитить интересы предпринимателей, особенно перед угрозой иностранной конкуренции. Первые ростки предпринимательства появились с той поры, когда зародились на Руси цивилизованные торговые отношения. А дальше… Зарождение предпринимательства на Руси (конец 9 - 15 вв.) Истоки отечественного предпринимательства были во многом связаны с переплетением географических, экономических и политических факторов. Краткость периода, пригодного для полевых работ, являвшаяся следствием местоположения Древнерусского государства, обуславливала сложности в производстве достаточного количества излишков. Отсутствие надежных рынков также объясняло низкую производительность сельского хозяйства. Таким образом, складывался своего рода замкнутый круг: неблагоприятные погодные условия приводили к низким урожаям; низкие урожаи порождали нищету; из-за нищеты не было достаточного количества покупателей сельскохозяйственных продуктов; нехватка покупателей не позволяла создавать ресурсы для подъема урожайности. Разрыв замкнутого круга мог быть достигнут при дополнении дохода от земледелия различными промыслами: рыболовством, дублением кож, ткачеством и другими. При этом результаты промыслов обменивались на товары, привозимые из других земель Руси или из-за границы. Таким образом, создавались предпосылки для появления ростков предпринимательства в Древнерусском государстве. Для понимания специфики развития деловых отношений следует принимать во внимание и усилия для обороны огромной территории и освоения новых земель. Сильное государство мобилизовало скудные ресурсы для решения этих задач. Отсюда вытекала необходимость тяжелого финансового и налогового гнета. Без усиления крепостничества становилось проблематичным содержание многочисленного войска. Все это не могло не сдерживать позитивные тенденции в развитии предпринимательства. В конце 9 века наряду с товарообменом, возникли денежные отношения. Главными торговцами выступали киевское правительство, князь и бояре. К торговому каравану судов князя и бояр приставлялись купеческие лодки, хозяева которых стремились заручиться вооруженной охраной и обеспечить безопасность товаров. Внешнеполитическая деятельность киевских князей 9 -10 веков была во многом обусловлена экономическими интересами, которые имели две цели: приобрести заморские рынки и обеспечить охрану торговых путей. Торговые связи древнерусского купечества получили наибольшее развитие во взаимоотношениях с Византией. За границей пользовались спросом меха, продукция лесных промыслов, воск. В свою очередь, в русские земли поступали шелковые ткани, золото, вина, парусина, канаты. О значении упрочения внешнеэкономического престижа свидетельствовали торговые договоры, заключенные киевскими князьями с Византией в 10 веке, представлявшие собой первые образцы норм международного права. Расширялась география торговых связей. Русские купцы привозили особо ценный товар (меха) в хазарскую столицу Итиль (вблизи современной Астрахани), преодолевая большие пространства - от Киева до Дона, перетаскивая затем суда по суше волоком до Волги. Посредническую роль в налаживании торговли с соседними народами на северо-востоке и северо-западе играли волжские булгары. Об усложнении хозяйственного организма Киевской Руси свидетельствует и включение в выдающийся памятник права одиннадцатого века - "Русскую Правду" - положений о купле-продаже, личном найме, хранении, поручении. В этом документе определялся порядок взимания долгов с несостоятельного должника. Достаточно четко различались и виды кредитного оборота. Относительно предпринимательского кредита следует отметить, что он вызывал неоднозначное отношение городских низов. В 1113 г. в Киеве вспыхнуло восстание против ростовщиков, взимавших огромные проценты и занимавшихся скупкой и перепродажей товаров широкого потребления по спекулятивным ценам. В 11-13 веках сформировались межобластные хлебные рынки. Южная, Юго-Западная и Северо-Восточная Русь обеспечивали свои потребности в зерне за счет собственного производства, а его излишки сбывали в Северо-Западной Руси, где неурожайные годы случались гораздо чаще. Характерной особенностью хлеботорговли было то, что основная масса зерна поступала в города из феодальных вотчин, а не из крестьянских хозяйств, которые не имели больших излишков. В хлеботорговле в пределах своих владений активно участвовали бояре, а операциями с зерном обычно занимались профессиональные купцы, имевшие обширные связи с различными землями. Торговцы-оптовики получили с 14 века прозвище "житопродавцы". Власть с конца 15 века начала ограничивать привилегированную торговлю церковных учреждений, освобождая от уплаты пошлин лишь перевозимые в монастыри продукты для их вотчинного хозяйства, но не купленные для перепродажи товары. Со второй половины 16 столетия, центром Северо-Восточной Руси становится Москва. Оживление предпринимательской деятельности наиболее ярко отразилось на развитии внешнеторговых связей. В 16 веке первое место по доходности занял Крымский торговый путь. Купцы, торговавшие с Крымом в городе Суроже (ныне город Судак) накопили большие богатства и именовались гостями - сурожанами. Сурожский купец XV века Корпорация гостей - сурожан организовывала торговые предприятия. Сопровождаемые внушительной охраной караваны возглавлялись "головным гостем" - представителем богатейшей прослойки. Остальные сурожане называли друг друга "товарищами" или "складниками". Их главным товаром были меха соболя, горностая, рыси, куницы, белки. Большой редкостью в караванах являлись охотничьи птицы, моржовая кость. В Москву из Крыма привозились ткани, пряности, вина, ювелирные изделия, галантерейные товары. Клиентами гостей - сурожан были в основном князья и их окружение, бояре. Представление о размерах капиталов купцов можно получить из документов, в которых зафиксированы случаи разбойных нападений. Наряду с упоминанием о сумме 1364 рублей (это составляла годовой бюджет удельного купечества), встречались и сведения о купеческом капитале, составлявшем около 1 тысячи рублей. Для сравнения отметим, что годовой заработок семьи крестьянина без вычета налогов не превышал 1 (!) рубля. Могущество сурожан, авторитет их корпорации вызывали растущую обеспокоенность великокняжеской власти, стремившейся к подчинению себе представителей торгового сословия. Иван III (1440-1505 гг.) нанес три ощутимых удара по корпорации: стал переводить в Москву провинциальных торговцев, которые славились размерами оборотов; переселил в столицу также часть именитого новгородского купечества, а часть сурожан отправил в Новгород. Настоящим потрясением для сурожан стало перемещение торговых путей из Сурожа в Кафу, захваченную турками в 1475 г. Это стало началом заката корпорации. Другой привилегированной частью купечества стали купцы суконного ряда - "суконщики", стоявшие на более низкой ступени социальной лестницы. Об этом говорит тот факт, что, в отличие от купцов - сурожан, к ним не употреблялся термин "гости". Основным предметом торговых операций являлось сукно. Князь, бояре, зажиточные горожане предпочитали носить одежду из дорогого сукна, производимого в Англии и Фландрии. Менее обеспеченным слоям населения приходилось довольствоваться более дешевыми и грубыми шерстяными тканями, ввозимыми из Германии и Польши. Эти товары в основном поступали в Северо-Восточную Русь, особую роль играло посредничество ганзейских купцов, продававших оптовыми партиями свой товар москвичам. Помимо сукна, ввозилось серебро, необходимое для чеканки собственных монет, а также изготовления дорогих украшений и парадной великокняжеской утвари. Купцы неоднократно на себе испытывали бремя обид и унижений. Так, в арсенале средств, использованных в Литве, было взимание проезжих и торговых пошлин, конфискация товаров под надуманными предлогами, а то и разбойные нападения. Великокняжеская власть, в свою очередь, прилагала немало усилий с целью защиты торговых интересов купечества. Новгородско-литовский договор 1481 г. содержал статьи, в которых регулировались условия торговли и пребывания русских купцов. В договоре с Ганзой (1487г.) западноевропейские купцы были вынуждены взять на себя ответственность за компенсации купцам из России, подвергавшимся нападениям. Дальнейшее развитие взаимоотношений с Ганзой привело к конфликтной ситуации, последствием которой стала казнь в Ревеле двух русских купцов, приговоренных к смерти местным судом. Иван III распорядился закрыть Ганзейский немецкий двор в Новгороде, арестовать купцов и конфисковать их товар. Престиж русского купечества удалось поднять на новом этапе развития предпринимательства - в условиях завершения образования централизованного государства. Предпринимательская деятельность во второй половине 15 - 17 вв. Собирание Москвой русских земель, обретение ими политической независимости, складывание централизованного государства оказали существенное влияние на развитие предпринимательской деятельности. Во второй половине 15 века значительно увеличилась численность купечества, а поле его деятельности заметно расширилось. Появились торговцы, постоянно связанные с различными землями страны, либо с иностранными государствами. Именно к этому периоду относится больше всего упоминаний о суконщиках, сурожанах, гостях московских, новгородских, псковских. Эти названия по-прежнему отражали принадлежность купцов к отдельным территориям или основное направление торговых операций. Однако гость уже более резко противопоставлялся купцу, суконщику и сурожанину, а летописцы не смешивали первого с другими торговыми людьми. С объединением русских земель Москва стала не только царской резиденцией, но и средоточием торговли страны. Высшее столичное купечество приобретало все больше влияния на политические события. Характерно и то, что купцы начали активно субсидировать царскую власть. При помощи гостей и суконщиков князь Юрий Галицкий в начале 15 века сумел расплатиться со своими многочисленными кредиторами. Удельные князья становились нередко должниками купцов и ростовщиков. Богатые московские гости (В. Ховрин, А. Шихов, Г. Бобыня) неоднократно снабжали деньгами великих князей. Они же участвовали в каменном строительстве 15 века. Так, в 1425-1427 годах. на средства московского гостя Ермолы (родоначальника династии Ермолиных) сооружался Спасский собор Андроникова монастыря в Москве. Во внешнеполитических делах гости все чаще совершали поездки за границу с послами, исполняя роль переводчиков и консультантов по политическим и торговым делам. Это ставило их в специфические отношения с аппаратом государственной власти и выделяло из среды других торговых людей Москвы. В свою очередь, купеческая верхушка использовалась в интересах объединительной политики московских князей. Официально закрепляя за московскими гостями определенные обязанности, правительство превращало их в верных проводников великокняжеской политики как внутри государства, так и вне его. В 16 веке торговля стала принимать все большие размеры. Центром деловой активности русских городов становились гостиные дворы. Здесь останавливались купцы, хранились их товары и производились торговые операции. Гостиный двор представлял собой прямоугольную площадь, обнесенную каменной или деревянной стеной крепостного типа с башнями на углах, и над воротами. По внутренним сторонам стен устанавливались двух-, трехэтажные торговые и складские помещения. Для уплаты таможенных пошлин торговцами строилась таможенная изба. Площадь двора постепенно стала обстраиваться магазинами, выходящими на внутренние и внешние стороны. Правительственная политика в отношении торгово-промышленных кругов в период царствования Ивана Грозного отличалась противоречивостью. С одной стороны, царь оказывал знаки внимания тем представителям купечества, которые постоянно подчеркивали свою лояльность и оказывали ему не только материальную, но и политическую поддержку. Наибольшую известность приобрел род Строгановых, известный своей мощью с 16 века. Основатель гигантского хозяйства Аника Федорович Строганов (1497-1570 гг.), обосновавшийся в своем родовом гнезде (Сольвычегодск), смог раздавить конкурентов и подчинить своему контролю крупнейшие соляные промыслы страны. Кроме того, Строгановы имели железоделательный и кузнечный промыслы, ярмарочную торговлю, занимались добычей пушнины, торговлей рыбой, иконами и другими разнообразными товарами. Наиболее известна роль Строгановых в колонизационной деятельности на окраинах России. Дети основателя торгового дома - Яков, Григорий и Семен образовали на путях в Сибирь своеобразное пограничное государство, сосредоточив на его территории экономические и политические права, пользуясь, тем, что правительство, обессиленное Ливонской войной, не могло в должной мере контролировать новые территории. В 1579 г. во владениях Строгановых насчитывалось один городок, 39 деревень, починков с 203 дворами и один, основанный ими же, монастырь. Значение деятельности представителей этого рода заключается в утверждении влияния России на сибирские земли. Отметим и другую сторону их деловой активности. Извлекая прибыли из ростовщических кабально ссудных операций с крестьянами, посадскими и торговыми людьми, гостями, Строгановы строили ремесленные предприятия с ручным специализированным трудом. Другая сторона политики Ивана Грозного в отношении купечества строилась на жестком терроре против его части в условиях опричнины. Наиболее ярко это проявилось в разгроме Новгорода (1570 г.). Исследователями обращалось внимание на цели акции: во-первых, пополнить пустующую царскую казну за счет ограбления богатой торгово-промышленной верхушки Новгорода; во-вторых, терроризировать посад, в особенности низшие слои городского населения, подавить в нем элементы недовольства. Так или иначе, но среди убитых гостей Новгорода оказались представители богатых семейств, купеческие старосты. Ударом по экономике северо-западных земель стал насильственный перевод 250 семей верхушки торгового мира в Москву. Стремясь подчинить себе богатых купцов, Иван Грозный объединил их с ремесленниками и мелкими городскими торговцами в одно сословие посадских людей. Все это свидетельствовало о том, что давление государства делало невозможным расширение самостоятельности не только купечества, но и элиты страны. Складывалась ситуация, при которой самодержавие подчиняло деятельность купечества целям феодального государства. 17 век можно назвать рубежом, знаменовавшим начало постепенного подрыва позиций феодализма и одновременно роста рыночных отношений. Впрочем, события конца 16 - начала 17 веков не оставляли особых надежд на успех предприимчивым людям. Лихолетье Смутного времени не создавало столь необходимой стабильности. Тем не менее, к середине 17 столетия удалось преодолеть последствия общенациональной катастрофы. Складывавшийся всероссийский рынок обусловил характерные черты русского купечества, все чаще выступавшего в роли скупщика. Именно скупщики завоевали господствующее положение на рынке, вытесняя непосредственных производителей. В этот период отчетливо проявились две формы накопления капитала. Ведущей стала оптовая торговля, носившая постоянный характер. Она сопровождалась скупкой купечеством товаров у непосредственных производителей, их перекупкой у других торговцев. Купечество все более активно использовало государственный и частный кредит. Товарами в оптовой торговле являлись преимущественно продукты (хлеб, соль, рыба, мясо) и сырье (пенька, кожа). Второй формой накопления капитала были казенные подряды. Их выгодность была обусловлена тем, что казна предварительно оплачивала часть причитавшейся суммы за подряд. Эти деньги купец-подрядчик мог вложить в любое предприятие по своему усмотрению. При царствовании Алексея Михайловича (1645-1676 гг.) начинается медленный рост мануфактурного производства. Первоначально крупная промышленность формировалась преимущественно в недрах вотчинного хозяйства. Переход к строительству заводов с частичным использованием вольнонаемного труда осложнялся процессом укрепления крепостнических отношений. Правительственные мероприятия во второй половине 17 века подготовили фундамент для последующих реформ: в 1649 г. Соборное Уложение даровало посадским общинам исключительное право на занятие торговлей и промышленностью, отняв его у слобод. В 1650-1660-е годах была унифицирована налоговая пошлина в интересах отечественных купцов. Таможенный устав 1653 г. и Новоторговый устав 1667 г. стали актами российской государственности, носившими четко выраженный протекционистский характер и означавшими позитивные перемены в политике Алексея Михайловича. Иностранные купцы облагались более высоким налогом при продаже товаров на внутреннем рынке. Отмена мелких сборов, взимавшихся с российских торговцев, способствовала развитию географии торговых связей. Таким образом, Россию не обошло воздействие политики меркантилизма. Для нее, прежде всего, характерно следование формуле: богатство страны выражается в денежном капитале. Меркантилисты основное внимание уделяли внешней торговле, прибыль от которой выражалась в выгодном торговом балансе. Вместе с тем, они понимали, что основой торговли является товарная масса, поступающая на рынок, поэтому отстаивалась также и необходимость поощрения сельского хозяйства, добывающей и обрабатывающей отраслей промышленности. Во второй половине 17 века в стране закладывались будущие центры предпринимательства: металлургии и металлообработки (предприятия Тульско-Серпуховского, Московского районов); производство изделий из дерева (Тверь, Калуга); ювелирного дела (Верхний Устюг, Новгород, Тихвин, Нижний Новгород). Однако до оформления класса предпринимателей было еще далеко. Окончательное становление крепостничества обусловило постоянное увеличение платежей крестьян в казну и феодалам. Это, в свою очередь, повлекло крайне медленный спрос крепостной деревни на промышленные товары и замедленный рост обрабатывающей промышленности. Процент торговых крестьян в общей массе сельского населения был не столь велик. Господство феодальных отношений затрудняло накопление средств, столь необходимых для занятия торговлей, сковывало инициативу крестьян. Тем не менее, крестьяне-купцы оказывали влияние на формирование всероссийского рынка. Это проявилось в участии в торгах. Характерными чертами крестьянской торговли было наличие малого количества свободных денежных средств, постоянная нужда в кредите, отсутствие специализации в определенном виде деятельности и стабильности в положении ряда групп торговцев. Над торговыми крестьянами осуществлялся двойной контроль: с одной стороны, - как над крестьянами, с другой - как над группой торгово-промышленного населения. Что касается купеческих заводов, то они оставались типичным феодальным явлением, поскольку их целью являлось облегчение товарооборота купца путем производства товаров, не требующих больших затрат. Предпринимательская деятельность торговых крестьян, в целом, мало отличалась от функционирования капитала посадских купцов, что было обусловлено уровнем развития России конца 17 века. Таким образом, ростки предпринимательства пробивали с большим трудом почву феодализма. Хотя преобразовательные настроения витали в воздухе до воцарения Петра I, однако, реализация сложнейшей задачи по укреплению экономического, военного и политического могущества России, в новых реалиях была связана с новым этапом развития страны. Эпоха Петра - стремительное развитие предпринимательства В начале 18 века в России происходят преобразования Петра I, которые оказали серьезное воздействие на развитие отечественного предпринимательства. Это касается, в первую очередь, сферы промышленного производства. В допетровскую эпоху еще не в полной мере сложились условия для инвестиций капитала в промышленность. Преобразования Петра I резко стимулировали этот процесс. В первой четверти 18 века было создано около 200 (а по некоторым подсчетам - и до 400) крупных предприятий. Они производили железо, вооружение, военное снаряжение, на верфях строились корабли. Все это использовалось для оснащения армии, которая вела более, чем двадцатилетнюю войну со Швецией. Десятки предприятий возникли и в сфере легкой промышленности. Они были ориентированы на удовлетворение потребностей верхов общества, принимавшего европейский быт - производили зеркала, ленты, чулки, шляпы, шпалеры, курительные трубки, сахар и т.п. Промышленное строительство в эпоху Петра I в полной мере соответствовало целям и потребностям его реформ, и решающая роль в активизации крупного предпринимательства в сфере промышленности принадлежала государству. Что же было сделано? Многие заводы из казны передавались частным лицам. Получившие их, привлекая свои капиталы и предпринимательские таланты, должны были расширить производство и расплатиться с казной продукцией. Промышленникам предоставлялись беспроцентные ссуды. Всего при Петре I было выдано около 100 тысяч рублей. Так как львиная доля продукции поступала в казну, особенно в тяжелой промышленности - тем самым государство обеспечивало этим предприятиям надежный сбыт. Владельцы заводов, их дети, мастера освобождались от податей, служб, внутренних пошлин. С конца 1710-х годов правительство принимает серьезные меры для защиты отечественной промышленности от иностранной конкуренции, проводится все более жесткая протекционистская политика. На ввоз из-за рубежа товаров, аналогичных тем, что производились на российских мануфактурах, вводились высокие заградительные пошлины. Так, первый в истории России таможенный тариф 1724 г. устанавливал пошлины в 75% на импорт железа, игл, парусины, скатертей, салфеток, некоторых видов тканей. В России не хватало знаний и технологий - правительство Петра I не жалело средств и льгот для привлечения иностранных специалистов на отечественные заводы и мануфактуры. Как и прежде, оставалась проблема обеспечения предприятий рабочей силой. Петр I не возражал против применения наемного труда, даже призывал к этому. Но крепостной гнет в его царствование нисколько не ослаб, а, напротив, усилился. В 1721 г. предприниматели получают право покупать к своим заводам крепостных крестьян, так появляется еще одна категория подневольных работных людей, прикрепленных к предприятиям. Заводчики получают право не возвращать оказавшихся у них беглых крестьян. Оказав мощную поддержку предпринимателям в организации крупного производства, правительство Петра I в известной мере ограничивало их свободу. Были созданы Берг- и Мануфактур-коллегии, наблюдавшие за работой промышленных предприятий. Регламентировалось качество продукции, образцы которой предоставлялись для контроля в коллегию. Специальными указами предписывалась определенная технология, например, юфть (кожа комбинированного дубления) следовало выделывать с салом, а не с дегтем, полотна следовало изготавливать определенной ширины. Часто регламентировалась номенклатура выпускаемой продукции, объем ее поставок в казну. Промышленники были обязаны представлять в Мануфактур-коллегию подробные отчеты. В случае невыполнения этих предписаний они могли подвергнуться штрафу. Если в коллегиях приходили к выводу, что предприятие "ведется непорядочно", оно могло быть отобрано в казну, передано другому лицу. Строительство верфи Таким образом, исключительные усилия Петра I по созданию крупной промышленности составляют его несомненную заслугу в истории отечественного предпринимательства. Вместе с тем, очевидно, что большинство предприятий действовали на основе подневольного труда, многие оказались под жестким контролем бюрократических органов. Иногда говорят, что при Петре I для крупной промышленности создавались "оранжерейные условия", она формировалась и насаждалась искусственно. При всей односторонности этой точки зрения она имеет свои резоны. Достаточно обратиться к истории деятельности семейства Демидовых, одной из самых знаменитых предпринимательских фамилий эпохи Петра I, всего 18 века. Основоположник династии тульский оружейник Никита Демидов покорил Петра своим мастерством, организаторской хваткой. В 1702 г. он получил из казны Невьянский железоделательный завод на Урале, а затем и другие предприятия. К ним были приписаны десятки сел и волостей, чтобы обеспечить их рабочей силой. В дальнейшем при непосредственной поддержке государства Демидов и его старший сын Акинфий многократно приумножили свое достояние. Так, получив Верхотурские заводы, которые давали 20 тысяч пудов железа в год, Демидовы стали производить на них по 400 тысяч пудов. Это достигалось за счет привлечения все новой и новой рабочей силы - приписных крестьян, беглых, каторжных. Это позволяло Демидовым поставлять железо в казну дешевле других предпринимателей и получать при этом огромные прибыли. В 1715 г. они преподнесли Петру I по случаю рождения царевича Петра 100 тысяч рублей младенцу "на зубок" (это стоимость целой фабрики). Следует подчеркнуть, что карьера Демидовых - наиболее яркое и характерное воплощение проводимой тогда экономической политики, направленной на создание крупного производства при мощной поддержке государства с широким использованием принудительного труда. Это позволило Демидовым сосредоточиться на развитии столь капиталоемкого производства, как горное дело и металлургия. Они гораздо в меньшей степени, чем предприниматели предыдущей эпохи, занимались деятельностью в других сферах экономики, не накопили крупных капиталов к началу своей карьеры в сфере промышленности. Но, расширяя свои заводы, Демидовы и им подобные, все в большей степени опирались на свои собственные предпринимательские способности, собственные капиталы и возможности, умело используя экономические и социальные реалии той поры, действовали жестко, не останавливаясь перед насилием, произволом и самоуправством, что вообще характерно для российской действительности того времени. Так что, не следует абсолютизировать версию об "оранжерейных условиях" для крупной промышленности, искусственном ее насаждении при Петре I.

Ответов - 7

Буслай: Золотой век русского предпринимательства (1861-1917 гг.) Как свидетельствуют историки, самым благоприятным периодом отечественного развития предпринимательства был период с 1861 по 1917 год, когда нарастание предпринимательской активности ощущалось вне зависимости от реформаторской деятельности царей, правительства, от кризисов или благоприятных условий. Российское общество было подготовлено к преобразованиям всем ходом предшествующего внутреннего и международного развития. Ставропольский пивоваренный завод 19 век. Предпринимательство, в широком смысле - самостоятельная деятельность людей, организующих производство или торговлю, т.е. имеющих свое дело, которое приносит доход. Развитие предпринимательства, рыночных отношений в России отличалось рядом особенностей, главная из которых сводится к следующему. Наша страна относится к группе стран (Германия, Италия, Япония), которые с определенным опозданием, во втором эшелоне, приступили к индустриализации своих экономик и, как следствие, вынуждены были часто опираться в своем утверждении не только на экономические, но и на административные методы. В экономике Российской империи государство играло особенно большую роль. Основная ставка делалась не на свободу предпринимательства, как в Англии или США, а на государственное регулирование, что предопределило относительно жесткую подчиненность предпринимательской деятельности общегосударственным задачам и достаточно равнодушное отношение к низкой эффективности хозяйствования. В дореформенный период государство, оставаясь абсолютистским, продолжало опекать предпринимательскую деятельность путем административного надзора и всевозможной регламентации. К началу реформ (1861 год) в России насчитывалось 128 акционерных обществ с капиталом в 256 млн. рублей, более двух сотен механических и литейных заводов с несколькими десятками тысяч рабочих. Реформа дала импульс, по-настоящему широкому и интенсивному, развитию частного предпринимательства. В этом году в Петербурге появился первый в России частный коммерческий акционерный банк. В 1866 году была выдана первая концессия на постройку железной дороги Козлов - Воронеж. Прошли первые форумы отечественных предпринимателей - первый купеческий съезд (1865 год) и первый Всероссийский съезд фабрикантов и заводчиков (1870 год). Получила бурное развитие ведущая в современном рыночном хозяйстве форма предпринимательства: акционерно-паевая. 19 февраля 1861 г. императорский манифест провозгласил наступление новой эпохи в истории России. "Крепостное право на крестьян, водворенных в помещичьих имениях, и на дворовых людей отменяется навсегда". Таким образом, российские крестьяне, составлявшие подавляющее большинство населения страны, получили, наконец, свободу и немного земли - за определенную, довольно существенную выкупную плату, рассроченную на несколько десятков лет. На бывших крепостных - теперь "свободных сельских обывателей" - были распространены общие положения гражданских законов. Им были предоставлены права приобретать в собственность любое имущество, отчуждать его, закладывать, завещать и прочее. Они могли заключать договоры, принимать на себя обязательства и подряды, заниматься "свободной торговлей" без получения торговых свидетельств и уплаты пошлин, открывать и содержать промышленные, ремесленные и торговые заведения. Крестьяне могли теперь записаться в цехи, вступить в гильдии, произвести и продать ремесленные изделия и в деревне, и в городе. Крестьянин получил права юридического лица по гражданским, административным и уголовным делам. Он мог переходить в другие сословия, отлучаться с места жительства, поступать в "общие учебные заведения" и служить "по учебной, ученой и межевой частям". Крестьянин - торговец сдобой 19 век (г.Ставрополь) Крестьянин мог переуступить свой земельный надел, правда, членам своего же "сельского общества", что открывало пути мобилизации земельных ресурсов внутри общины, вело к их перераспределению и, таким образом, к расслоению общины. Свой надел крестьянин мог продать и постороннему лицу, правда, исключительно с позволения "мира". Именно тогда было провозглашено и право выхода из общины, которая долго оставалась одним из основных препятствий на пути развития буржуазных отношений. Правда, обставлено оно было таким частоколом условий, что становилось более гипотетическим, нежели реальным. Не случайно, что эту проблему пришлось решать более чем сорок лет спустя Петру Столыпину. Все вышеназванные изменения имели колоссальное значение для развития буржуазных отношений. Вслед за "Манифестом 19 февраля 1861 г." и сопровождавшими его законодательными актами, последовали и другие, реформировавшие социально-политическую систему России. 20 ноября 1864 г. Александр II подписывает указ Сенату об утверждении судебных уставов. Проведенная судебная реформа имела результатом формирование судебной системы, носившей все признаки буржуазного суда - бессословные начала, несменяемость судей, независимость суда от администрации, гласность и состязательность судопроизводства, суд присяжных, институт адвокатуры и т.д. В 1864 г. проводится земская реформа, вводившая начала самоуправления. В 1860-1870-е годы проводится военная реформа, переведшая жизнь вооруженных сил на нормы буржуазного права. О значении реформы много написано. Говоря очень кратко, в интересующем нас аспекте, следует отметить, что реформа, в целом, устранила главные препятствия на пути развития производительных сил, формирования рынка свободной рабочей силы, кадров предпринимательства. Непосредственными результатами реформы стал пусть медленный, но рост урожайности зерновых, происходит увеличение товарности сельского хозяйства, растет вывозная торговля его продукцией, идет бурный процесс районной специализации, активно распахиваются свободные земли в Заволжье, на юге Украины. Товаризация крестьянского хозяйства имела результатом ускоряющийся процесс буржуазного классообразования в деревне. Медленно происходит буржуазная эволюция помещичьего хозяйства. Огромные перемены происходят в промышленном развитии. Перед реформой в стране преобладала мелкая промышленность, продукция мануфактур и фабрик далеко уступала ее объемам. После реформы резко ускоряется процесс укрупнения мелкокрестьянских производств. Известное расширение внутреннего рынка стимулировало развитие хлопчатобумажной промышленности, свеклосахарной. Крестьянство дало значительные силы и для пополнения рядов российской буржуазии, что было ярко продемонстрировано в московском промышленном регионе, где крестьянская, по своему происхождению, крупная буржуазия заняла командные высоты в легкой промышленности еще до реформы. В первое время после реформы тяжелая промышленность пережила тяжелый кризис. Черная металлургия Урала - основного центра тяжелой промышленности в этот период - испытала острейший кризис, поскольку рабочей силой заводы обеспечивались именно через институт крепостного права, отмена которого привела к оттоку рабочей силы. Лишь к 1870 году выплавка чугуна стабилизировалась на уровне 1860 года. Однако, в этот же период идет формирование южного металлургического района. За первое пореформенное двадцатилетие удваивается протяженность железных дорог, составившая к началу 1880-х годов более 22 тысяч километров. Коренным образом изменилась кредитно-финансовая система. К концу 1870-х годов в России действовало уже более трех с половиной сотен учреждений коммерческого кредита различных форм. Исследователи обращают внимание и на демографический взлет, последовавший вслед за этим - население империи в 1860-1897 годах увеличилось с 74 до 126 млн. человек. В первые пореформенные годы определяется и содержание норм, регулировавших торгово-промышленную деятельность. Одним из наиболее важных для развития предпринимательства следствий реформы стало то, что в ходе последовавших за ней мероприятий, принцип свободы промысла, наконец, приобретает относительно законченный в юридическом плане вид. Статьей 21 податного закона 1863 года фиксировалось правило, согласно которому промысловые свидетельства могли выдаваться лицам всех состояний без различия пола, как русским, так и иностранным подданным. Однако вплоть до 1917 года действовали довольно многочисленные ограничения, прежде всего, личного характера. Наиболее ущемленной, в этом смысле, категорией населения были лица иудейского вероисповедания. Следует специально подчеркнуть конфессиональный, а не национальный признак этих ограничений. Лицо иудейского вероисповедания, принявшее христианство, под действие ограничительных статей законов не попадало. Для всех остальных же свобода промысла и передвижений за некоторыми исключениями была возможна лишь в пределах черты еврейской оседлости. Определенные ограничения личного характера были установлены для ряда категорий должностных лиц. Так, чиновники акцизного ведомства не могли заниматься производством или продажей продукции, подлежавшей акцизному сбору. Не имели права лично заниматься промыслами, а только через уполномоченных, чины военного ведомства (как рядовые, так и офицеры). Совсем запрещалась такого рода деятельность служителям религиозных культов. Законом 1889 года министру финансов было предоставлено право запрещать отдельным банкирам совершение некоторых операций (продажа билетов внутренних выигрышных займов с рассрочкой платежа, перезалог ценных бумаг, прием в залог движимости, вкладов). Из юридических лиц ограничения в праве заниматься промыслами касались едва ли не исключительно акционерных компаний. Предприятия этого рода могли учреждаться строго в разрешительном (концессионном), а не явочном порядке. Устав компании должен был содержать точное определение круга ее деятельности и по прохождении инстанций утверждался императором, равно как и любые его изменения. Только российским поданным предоставлялось право быть собственником, содержателем или управляющим определенных видов производств, например, пороховых заводов. Для некоторых промыслов существовали ограничения, как относительно условий получения права заниматься ими, так и относительно способа реализации этого права. Прежде всего, это промыслы, ставшие монополией государства или отдельных учреждений (производство игральных карт, оружия, розничная продажа восковых свечей и алкогольных напитков). Тщательно регламентировался аптекарский промысел в отношении условий производства, продажи, условий функционирования. Особое разрешение требовалось для устройства типографий. Уже с 1870-х годов промыслы в России подвергаются ограничениям по санитарным соображениям. Запрещалось строить "в городах и выше городов по течению рек и протоков мануфактуры, фабрики и заводы, вредные чистоте воздуха и воды". По этим же соображениям разрешение на строительство промышленного предприятия должно было рассматриваться органами местного, государственного и самоуправления. Особенно строго контролировалось подобное строительство в столичных городах (Москва, Санкт-Петербург), где требовалось не только разрешение генерал-губернатора, но и министра финансов. Устанавливался надзор за производством целого ряда продуктов питания и потребления (хлеб, мясо, масло, чай) и т.д. За 1861 - 1873 годы в стране было учреждено 357 акционерных обществ: 53 железнодорожных общества с капиталом примерно 700 млн. руб., 73 банка с капиталом порядка 220 млн. и 163 промышленных общества с капиталом в 130 млн. руб. Российская промышленность росла быстрее, чем промышленность ведущих европейских держав. По подсчетам специалистов немецкого конъюнктурного института, продукция всей российской промышленности возросла в 1860 - 1900 годы более чем в 7 раз. Тем не менее, по душевым показателям промышленного развития наша страна продолжала отставать от наиболее развитых стран, лишь в отдельные периоды, сокращая свое отставание. Российская промышленность развивалась в данный период, главным образом, по линии вытеснения вотчинно-дворянской фабрики частнопредпринимательской промышленно - купеческой фабрикой, а затем за счет кустарных и мануфактурных предприятий. К концу XIX, началу XX века ведущую роль в промышленности Российской империи стали играть акционерные и паевые предпринимательские структуры. Цепь акционерных обществ - мобилизация широкого круга лиц. В паевых предпринимательских структурах, где капитал уже имелся, пайщики руководствовались мотивами расширения и развития дела, стремясь к ограничению круга пайщиков в целях сохранения решающей роли за прежними владельцами фирмы. К рубежу двух веков акционерно-паевые предпринимательские структуры (около 1300 единиц) доминировали в отраслях, давших вместе 2/3 всей промышленной продукции. В отраслях, выпускавших оставшуюся 1/3 промышленной продукции, господствовало, за небольшими исключениями, единоличное предпринимательство. Они играли ведущую роль, например, в мукомольном производстве, в лесоперерабатывающей промышленности, в винокурении и шерстяной промышленности. Крупные же единоличные фирмы конкурировали на равных с акционерными и паевыми фирмами практически во всех отраслях российской промышленности. Удельный вес акционерных обществ в валовом производстве был наиболее высоким в резиновой промышленности (89.7%) и цементном производстве (42.4%), льняной промышленности (48.5%) и бумажной (35.3%). К началу века наметились тенденции монополистического объединения российских предпринимателей. Несмотря на то, что интенсивные процессы монополизации экономики дооктябрьской России развернулись на 10 лет позднее, нежели чем в Западной Европе, к началу ХХ века в стране насчитывалось уже около 140 различных монополистических объединений в 45 отраслях промышленности. Процессы монополизации охватили ведущие отрасли промышленности. В остальных отраслях они развивались чаще всего в каком-либо отдельном производстве: в промышленности стройматериалов, к примеру, было монополизировано цементное производство, а в пищевкусовой - сахарорафинадное. На рубеже XX века произошло вытеснение с лидирующих позиций мелкого и среднего предпринимательства крупными фирмами. Если в 1890 оду крупные фирмы с годовым производством 100 тысяч рублей и более, преобладали в 8 отраслях, то всего лишь через 10 лет, в 1900 году, крупное предпринимательство преобладало уже в 21-й отрасли (83.1% валового промышленного производства). Процессы монополизации и оттеснения мелкого и среднего предпринимательства сопровождались резким сокращением общего количества предпринимательских единиц: с 31799 в 1890 г. до 24572 в 1908 г. Хотя отечественные предприниматели прибегали практически ко всем формам монополистических соглашений, включая тресты и концерны, в преобладающем числе случаев они объединялись в синдикаты. Первый в Российской империи синдикат (гвоздильных и проволочных заводов) возник в 1886 году, в следующем году синдикат образовали сахарозаводчики. Однако, наиболее активно образование синдикатов в российской промышленности происходила в 1902 - 1904 годах. В этот период начали функционировать объединения синдикатского типа "Трубопродажа", "Продвагон", "Продуголь", "Продамет", которые объединил 30 металлургических заводов, монополизировав, таким образом, 4/5 всей дооктябрьской металлургической продукции. Тем не менее, в рассматриваемый период в нашей стране монополия одной фирмы была исключением. Типичной же была иная ситуация - олигополия нескольких крупных фирм. В резиновой промышленности, например, конкурировали "Треугольник" и "Проводник", в нефтяной промышленности - "Товарищество Нобель", " Англо-голландский трест" и "Русское генеральное нефтяное общество". Зарубежная деятельность российского предпринимательства чаще всего сводилась к экспорту товаров, который резко преобладал над вывозом капитала. С 1900 по 1913 год оборот внешней торговли Российской империи вырос в два с лишним раза, в основном, за счет хлеба. Его экспорт в предвоенные пять лет, в среднем, составлял 727 млн. пудов. Россия занимала, как известно, первое место по вывозу хлеба (1/3 мирового экспорта хлеба), оставляя позади Аргентину и США. В Западную Европу российские предприниматели вывозили преимущественно сырьевые товары, а также продовольствие: лес, лен, кожу, яйца, хлеб. В восточные страны - промышленные товары, главным образом, хлопчатобумажную ткань, шерсть, нефтепродукты, марганцевую руду, стекло, металлические изделия. В целом, предпринимательство во второй половине XIX - начале XX века получило наибольшие в России возможности развития. Однако, противоречия общественной и экономической системы не могли не оказать влияния на развитие предпринимательства. Попытки более энергично идти по пути реформ, предпринятые Витте, Столыпиным, до такой степени изменили жизнь людей, что сообщество всей силой своих традиций и энергии "под корень уничтожило недостаточно прочные основания частного интереса и социальной независимости". Тем более что предпринимательская деятельность и ее носители давали много поводов для недовольства, даже ненависти, со стороны других групп населения. Но можно утверждать, что не сама предпринимательская деятельность, а условия, в которые она была поставлена в России, заставляли ее носителей обманывать, приспосабливаться, обходить закон, который все запрещает, - и все это в гораздо больших объемах, чем при нормальных экономических отношениях. Если бы капитализм развивался естественно и постепенно, он бы проникал в жизнь людей определенными привычками, этическими и профессиональными нормами, которые бы передавались из поколения в поколение. Такой постепенности не было отпущено России даже в самый благоприятный период в истории предпринимательства - в конце XIX - начале XX века. Двадцатое столетие было, пожалуй, самым колоритным по разнообразию и драматизму периодов предпринимательской деятельности. Началом своим оно захватило "Золотой век предпринимательства", когда в России наблюдался промышленный подъем и усилия "людей дела" обеспечили высокую концентрацию производства и капитала. Потом резкий разрыв, связанный с приходом к власти большевиков и политикой национализации. Профессиональный цех организаторов российской экономики практически был ликвидирован. Подъем "старого" предпринимательства при Новой Экономической Политике (НЭП) был последним всплеском уходящих сил, представленных во многом прежними собственниками дореволюционного закала. Потом долгий, почти семидесятилетний период "плановой экономики". И что Россия (СССР) превратилась в "хозяйство без предпринимателя"? В этом есть доля печальной истины. Но индустриальное общество все же немыслимо без предпринимательской функции, как немыслимо оно без экономического роста. И необходимость свершения предпринимательского подвига никуда не исчезает. Просто лица героев искажаются до неузнаваемости. Индивидуальный предприниматель стал персонажем "тени", а предпринимательскую функцию взяло на себя государство. И, наконец, в последние 15 лет опять появилась возможность стать экономическими хозяевами своей судьбы, судеб регионов и страны.

Буслай: НЭП - оживление предпринимательской деятельности Период с октября 1917 года до начала 20-х годов можно условно назвать особым этапом развития отечественного предпринимательства. Его особенностью было широкое вытеснение предпринимательства из экономической жизни - запрет практически под страхом смертной казни. За несколько лет был ликвидирован слой людей-предпринимателей, которых Россия вынашивала и рождала столетиями. К 1920 году было физически истреблено или оказалось в вынужденной эмиграции более ста тысяч предпринимателей. Такая политика вытекала из марксистских представлений о коммунистическом обществе. Рассматривая предпринимательскую деятельность, классики марксизма связывали ее, прежде всего, с частной собственностью и эксплуатацией, хотя и признавали созидательные и организаторские функции предпринимателя. Во-первых, производительный труд сводился марксистами к преобразованию предметов труда и управлению этим процессом; предпринимательский же доход рассматривался как часть прибавочной стоимости, а деятельность, направленная на получение предпринимательского дохода - как форма эксплуатации рабочего класса. Во-вторых, обобществление производства трактовалось, в основном, как его огосударствление, национализация частного имущества, превращение народного хозяйства в единую фабрику, сверхсиндикат. В-третьих, планомерность понималась как централизованное установление заданий по производству, поставкам и ценам на продукцию всех участков этого синдиката, а распределение по труду - как оплата по количеству и сложности труда, затраченного на выполнение плановых заданий, практически без учета соотношения затрат и результатов. Уличная торговка платками 1922 год. Эти выводы верны не для любой экономики, а лишь для той, которая действует при административно-командной системе, где народное хозяйство рассматривается как одна фабрика, а партийно-государственный центр - как единственный собственник и предприниматель. Поэтому, во всех сферах общественной жизни установилась государственная монополия. Была осуществлена национализация крупных промышленных предприятий, а через некоторое время и мелких частных предприятий. В сельском хозяйстве упор делался на уравнительный передел земли с последующим развитием крупных коллективных хозяйств. Введение хлебной монополии государства подрывало конкуренцию между производителями сельхозпродукции. Монопольное положение государства, централизация, лишение самостоятельности производителей, устранение конкуренции между ними - все это тормозило развитие предпринимательства. Однако говорить, что предпринимательские отношения в те годы не существовали, будет неправильно. Предпринимательской деятельностью продолжало заниматься немалое количество мелких и средних самостоятельных (частных) хозяев. Одни из них относились к "бывшим", другие в условиях мелкотоварного сектора экономики только нарождались. Тем не менее, сфера предпринимательской деятельности постоянно сужалась. Государство проводило свою политику последовательно и бескомпромиссно. Период Новой Экономической Политики (НЭП) знаменовал собой новый этап, который длился с 1921 до 1926 года. Началом НЭПа можно считать утверждение Советом Труда и Обороны "Основных положений к восстановлению крупной промышленности, поднятию и развитию производства" от 12.08.1926 г., где провозглашался перевод промышленных трестов на хозяйственный и коммерческий расчет. Далее было принятие ЦИК и СНК СССР 29.06.1927 г. "Положения о государственных трестах", юридически оформившего произошедшую на практике трансформацию коммерческого хозрасчета в хозрасчет административный. В концепции новой экономической политики возрождение предпринимательской деятельности рассматривалось как вынужденная необходимость, отступление перед капитализмом. В период НЭПа интересы государства, как никогда ранее, были четко сформулированы: держать предпринимателей для своих целей, "… лишь в меру допустить развитие этих отношений, которые полезны и необходимы в остановке мелкого производства, и чтобы контролировать эти отношения". Но даже в этих условиях предпринимательство стало развиваться на всех уровнях. НЭП-маны 1924 год. Предпринимательскими функциями, по своей сути, прежде всего, стало заниматься государство, что, в частности, проявилось в концессиях. Концессия представляла собой договор между Советским государством и иностранным капиталистом, в соответствии с которым, капиталисту передавались для эксплуатации определенные объекты или участки земли. Расчет с государством производился как в натуре - произведенной продукцией, так и в денежной форме. Особой сферой экономической деятельности государства в эти годы являлось содействие и прямое участие в акционерных обществах. Акционерная форма широко использовалась государством как организационная форма государственных предприятий. Так появились государственные и смешанные акционерные общества. Наибольшего расцвета акционерное предпринимательство достигло к середине 20-х годов. Многоукладный характер экономики, возрастание роли экономических факторов развития создавали благоприятные предпосылки для развития предпринимательства и на более низких уровнях. Отражением этого процесса явился переход к многообразию форм хозяйствования: аренде, кооперации, акционированию, коммандитным товариществам и т.д. В литературе тех лет такие объединения напрямую назывались капиталистическими. Первой и главной мерой НЭПа стала замена продразверстки продовольственным налогом, установленным первоначально на уровне примерно 20% от чистого продукта крестьянского труда (т.е. требовавшим сдачи почти вдвое меньшего количества хлеба, чем продразверстка), а затем снижением до 10% урожая и меньше и принявшем денежную форму. Оставшиеся после сдачи продналога продукты крестьянин мог продавать по своему усмотрению - либо государству, либо на свободном рынке. Радикальные преобразования произошли и в промышленности. Главки были упразднены, а вместо них созданы тресты - объединения однородных или взаимосвязанных между собой предприятий, получившие полную хозяйственную и финансовую независимость, вплоть до права выпуска долгосрочных облигационных займов. Уже к концу 1922 года около 90% промышленных предприятий были объединены в 421 трест, причем, 40% из них было централизованного, а 60% местного подчинения. Тресты сами решали, что производить и где реализовывать продукцию. Предприятия, входившие в трест, снимались с государственного снабжения и переходили к закупкам ресурсов на рынке. Закон предусматривал, что "государственная казна за долги трестов не отвечает". ВСНХ, потерявший право вмешательства в текущую деятельность предприятий и трестов, превратился в координационный центр. Его аппарат был резко сокращен. Тогда и появляется хозяйственный расчет, означающий что предприятия (после обязательных фиксированных взносов в государственный бюджет) само распоряжается доходами от продажи продукции, само отвечает за результаты своей хозяйственной деятельности, самостоятельно использует прибыли и покрывает убытки. Частный магазин в Саратове 1926 года Не менее 20% прибыли тресты должны были направлять на формирование резервного капитала до достижения им величины, равной половине уставного капитала (вскоре этот норматив снизили до 10% прибыли до тех пор, пока он не достигал 1/3 первоначального капитала). А резервный капитал использовался для финансирования расширения производства и возмещения убытков хозяйственной деятельности. От размеров прибыли зависели премии, получаемые членами правления и рабочими треста. В декрете ВЦИК и Совнаркома от 1923 г. было записано следующее: тресты государственные промышленные предприятия, которым государство предоставляет самостоятельность в производстве своих операций, согласно утвержденному для каждого из них уставу, и которые действуют на началах коммерческого расчета с целью извлечения прибыли. Стали возникать синдикаты - добровольные объединения трестов на началах кооперации, занимавшиеся сбытом, снабжением, кредитованием, внешнеторговыми операциями. К концу 1922 г. 80% трестированной промышленности было синдицировано, а к началу 1928 г. всего насчитывалось 23 синдиката, которые действовали почти во всех отраслях промышленности, сосредоточив в своих руках основную часть оптовой торговли. Правление синдикатов избиралось на собрании представителей трестов, причем каждый трест мог передать по своему усмотрению большую или меньшую часть своего снабжения и сбыта в ведение синдиката. Реализация готовой продукции, закупка сырья, материалов, оборудования производилась на полноценном рынке, по каналам оптовой торговли. Возникла широкая сеть товарных бирж, ярмарок, торговых предприятий. В промышленности и других отраслях была восстановлена денежная оплата труда, введены тарифы зарплаты, исключающие уравниловку, и сняты ограничения для увеличения заработков при росте выработки. Были ликвидированы трудовые армии, отменены обязательная трудовая повинность и основные ограничения на перемену работы. Организация труда строилась на принципах материального стимулирования, пришедших на смену внеэкономическому принуждению "военного коммунизма". Абсолютная численность безработных, зарегистрированных биржами труда, в период НЭПа возросла (с 1.2 млн. человек в начале 1924 года до 1.7 млн. человек в начале 1929), но расширение рынка труда было еще более значительным (численность рабочих и служащих во всех отраслях народного хозяйства увеличилась с 5.8 млн. человек в 1924 г. до 12.4 млн. в 1929 г.), так что фактически уровень безработицы снизился. В промышленности и торговле возник частный сектор: некоторые государственные предприятия были денационализированы, другие - сданы в аренду; было разрешено создание собственных промышленных предприятий частным лицам (с числом занятых не более 20 человек, позднее этот "потолок" был поднят). Среди арендованных частниками фабрик были и такие, которые насчитывали 200-300 человек, а в целом на долю частного сектора в период НЭПа приходилось от 1/5 до 1/4 промышленной продукции, 40-80% розничной торговли и небольшая часть оптовой торговли. Ряд предприятий был сдан в аренду иностранным фирмам в форме концессий. В 1926-27 годах насчитывалось 117 действующих соглашений такого рода. Они охватывали предприятия, на которых работали 18 тысяч человек и выпускалось чуть более 1% промышленной продукции. В некоторых отраслях, однако, удельный вес концессионных предприятий и смешанных акционерных обществ, в которых иностранцы владели частью пая, был значителен: в добыче свинца и серебра - 60%, марганцевой руды - 85%, золота - 30%, в производстве одежды и предметов туалета - 22%. Годы НЭПа создали благоприятные предпосылки для активизации частного предпринимательства. Так как этому способствовали два обстоятельства: денационализация мелких предприятий и законодательное разрешение учредительской деятельности. Без предварительного уведомления местных органов власти частные лица могли, например, открыть промышленное предприятие с числом наемных рабочих от 10 до 20 человек. С момента официального признания частных предпринимателей, они весьма успешно стали конкурировать с государственными предприятиями. Небольшие производства позволяли гибко реагировать на изменения конъюнктуры рынка, ибо мелкий бизнес незамедлительно пользовался ошибками и трудностями госпредприятий. Конечно, нельзя преувеличивать успехи частных предпринимателей, так как в их деятельности было немало и негативных черт (беспощадная эксплуатация наемных рабочих, нездоровая криминогенная обстановка и т.д.). Оценивая в целом годы НЭПа, следует отметить, что оживление деловой активности ускорило процесс экономической реконструкции. К середине 20-х годов были почти полностью восстановлены тяжелая промышленность и транспорт, превысило довоенный уровень сельскохозяйственное производство, впечатляющих результатов добилась торговля. Изменения в экономике способствовали повышению уровня жизни людей. Однако в этот период предпринимательство рассматривалось как чуждое социализму явление, и поэтому экономические условия развития предпринимательской деятельности в тот период слабо укреплялись. Советский период с 1926 по 1985 гг. Следующий этап в истории отечественного предпринимательства был весьма длительный и драматичный. Он охватил период, длившийся около 60 лет - с конца 20-х до второй половины 80-х годов. Это был период безраздельного господства административно - командной системы. Из легального сектора экономики предпринимательство практически было изгнано и перешло на нелегальное положение, переместившись в теневую экономику. Став одной из составных частей этого сектора экономики, предпринимательская деятельность в меньших масштабах и с большей для себя опасностью все же продолжала свое существование. Советская эпоха открыла галерею своих собственных портретов. Но изображенные на них персоны - довольно бледные тени предпринимателей. Они скорее выполняли необходимую (весьма малую) для любого современного хозяйства инновационную функцию, нежели закрепляли за собой предпринимательскую роль, остающуюся для них чем-то отчужденным, внешним, случайным. В экономике советского типа возникло несколько по-своему колоритных типов (еще раз подчеркнем их малое число), берущих на себя особым образом предпринимательскую функцию, а именно: а) "чиновники", разделяющиеся на "экспериментаторов" и "вынужденных инноваторов"; б) "теневики"; в) "частники". Основная масса субъектов, реально исполняющих предпринимательскую функцию в советский период, относится к "чиновникам" - ибо находились они в числе директоров и специалистов государственных предприятий. Среди них весьма немногих можно отнести к категории "экспериментаторов", которые с санкции политических и административно-хозяйственных органов, при личном благоволении многочисленного начальства осуществляют какие-то более или менее решительные нововведения. Попытка оформить орг-инновацию как "эксперимент" - этот первый "предпринимательский" акт - в случае удачи сулит поддержку, и отнюдь не только моральную. Конечно, мотивы и "экспериментаторов", и их опекунов были весьма специфическими, а порою и вовсе не хозяйственными. Иногда дело кончалось созданием очередной "потемкинской деревни", на фоне которой развешивались желанные награды, и устраивалась ускоренная пересадка отличившихся в новые, более комфортабельные кресла. Но делались также и многие дела, весьма полезные не для одних только устроителей. Блестящий офтальмолог и не менее яркий предприниматель Святослав Федоров - как раз и есть пример "экспериментатора", коему дозволено было (в порядке исключения) разводить свои организационные новации. Итак, "экспериментатор" - это предприниматель, добившийся исключительного разрешения свыше на особый вид хозяйственной активности, предприниматель, за которым, после окончательной легитимации его действий, тянется неровный строй имитаторов. Разумеется, большинство о такой доле не могло и мечтать. Да, возможно, и не желало никаких особых перемен. Ибо это всегда лишние хлопоты с не очень ясным исходом (и явным риском, хотя и не экономическим). Но дело в том, что, спуская свои планы, хронически не обеспеченные материальными и людскими ресурсами, партийно-административное руководство заставляло директоров и ведущих специалистов всячески изворачиваться, изменяя организационно-технические структуры на вверенных предприятиях, делая это не формально, а так сказать, не меняя красок на фасаде здания. В результате смотришь, здесь и там "чиновник" обращается в "вынужденного предпринимателя". Если "экспериментатор" - отдаленное подобие предпринимательства шумпетерианского стиля, то "вынужденный предприниматель" столь же отдаленно походит на маршалловский тип субъекта, пытающегося восстановить нарушенное равновесие на рынках. Уж чем-чем, а работой по восстановлению в принципе не восстанавливаемого равновесия в виде "затыкания дыр" и ликвидации "прорывов в дефиците" советский директор обеспечен был до гробовой доски. И вынужден принимать, в том числе, и решения предпринимательского свойства. "Могучее государство", естественно, отбрасывает длинную "тень". И в этой "тени", незаметно для досужих глаз, шла своя предпринимательская работа. Деятельность "теневика" (речь не о выносе на продажу болванки с "родного завода", но, скажем, об организации "левого" производства из "сэкономленного" материала) обладает всеми необходимыми чертами предпринимательства. При этом она многими нитями связана с госсектором, косвенно и напрямую зависит от него. Но все же, в определенном смысле "теневик" становится одним из предтеч нового негосударственного предпринимательства перестроечного периода. Фигура "теневика" носит мистический оттенок. Этот вид предпринимательства принимается как конкретная социальная данность, коей угрожают честным гражданам на заре перестройки, хотя параметры ее фактически никому не известны. Уйдя "в тень", предприниматели пытались реализовать свой коммерческий опыт через спекуляцию под вывеской колхозной или комиссионной торговли. Предприимчивые рабочие организовывали частное производство предметов хозяйственного обихода, запасных частей и изделий. На протяжении десятилетий "теневики" весьма успешно конкурировали с государственным сектором. Например, государство производило новую технику, но не обеспечивало ей соответствующую инфраструктуру. На этой основе развивался частный автосервис, другие виды услуг. Конкурентоспособности "теневого" бизнеса способствовала его ориентация на спрос, гибкость производства, высокий оборот капитала. Трудности государственной экономики невольно способствовали активизации теневиков. Не случайно последние десятилетия были годами резкого увеличения масштабов теневой экономики. Если в начале 60-х годов ее годовой объем в стране исчислялся в размере 5 млрд. рублей, то к концу 80-х годов эта цифра составляла уже 90 млрд. рублей. Наконец, третий - "почвенный" слой предпринимательства - так называемые "частники". В основном это мелкие изготовители и торговцы, подкармливающиеся плодами личного подсобного хозяйства или полулегальной "индивидуальной трудовой" деятельности. Заполнение прилавков немногочисленных "колхозных" рынков, частный извоз с оглядкой на милиционера, чудом, сохранившаяся частная стоматологическая практика - все эти и многие другие формы самостоятельной занятости - наиболее массовые, но и самые незначительные по организационным масштабам, - которые предпринимательством можно назвать с большой условностью и натяжкой, находились "на свету", но держались в строгой узде полузаконности. В 80-е годы стали наблюдаться некоторые новые явления, направленные на повышение трудовой активности. Был поставлен вопрос о формировании нового экономического мышления, составной частью которого называлась социалистическая предприимчивость. Стали возрождаться некогда забытые формы хозяйствования: подряд, аренда, кооперация. Однако все это не выходило за рамки традиционного хозяйствования. Радикальные экономические реформы, начавшиеся в конце 80-х годов в странах Восточной Европы, нарастание экономических трудностей внутри нашей страны, заставили заново осмыслить многие реалии. В качестве стратегической задачи дальнейшего развития экономики была поставлена задача о коренной перестройке самой системы хозяйствования. Но это уже другая история.

Буслай: Новая волна истории советско-россиЯского периода (1985 - 20**гг.) К новейшему этапу развития отечественного предпринимательства относятся события последних восемнадцати лет, начиная с 1985 года. Собственно, называть это историей, не совсем корректно, поскольку два десятка лет - в общем, мизерный период для исторического осмысления. Смыслы раскрываются в большом историческом времени (вспомним Михаила Бахтина). Это, скорее, событийная и фактурная зарисовка начала новейшей истории. Высокий уровень предпринимательской способности всегда был отличительной особенностью людей, населявших российские земли. И даже жесткое подавление любых проявлений этого качества в советский период развития государства не смогло искоренить у россиян дух предпринимательства. Однако только осознание руководителями государственной власти невозможности эффективного развития страны без активизации трудового (в том числе и предпринимательского) потенциала населения могло создать предпосылки для гармонизации целей и интересов государства и обладающей наивысшими предпринимательскими способностями части общества. Такой подход начал формироваться с приходом в 1985 году нового партийного руководства СССР во главе с М.С. Горбачевым. Наряду с общим оживлением в жизни общества, так называемая перестройка началась с попыток найти новые подходы к преобразованиям экономики, отягощенной крайне неэффективной структурой. На решение этой задачи были нацелены принятые решения о повышении значения территориальных (республиканских, краевых, областных) органов управления, о расширении прав местных советов народных депутатов, о переходе в регионах на принципы самоуправления и самофинансирования. Обеспечение более высокой степени гибкости региональных и местных экономик могло быть достигнуто только за счет изменения принципов управления такими приближенными к потребителю отраслям, как пищевая и легкая промышленность, бытовое обслуживание, жилищно-коммунальное хозяйство, производство строительных материалов, строительство, торговля, общественное питание, потребительская кооперация. А как показывал международный опыт, именно в этих сферах хозяйственной деятельности объективно доминируют малые предприятия, гибко реагирующие на спрос населения. В ряде краев и областей начались хозяйственные эксперименты, связанные с поиском гибких форм хозяйствования: мелкосерийное производство по заказам торговых организаций, введение договорных цен и ассортиментных концепций, открытие производителями фирменных магазинов для изучения спроса, введение хозрасчетных цехов - малых производств на средних и крупных предприятиях и т.п. Уже в процессе отбора позитивных результатов хозяйственных экспериментов встал вопрос о новой роли кооперативов и арендных отношений. Для развития арендных отношений, которые были важной ступенью к новым кооперативам и другим формам частного предпринимательства, большое значение имел принятый в 1987 году закон СССР "О госпредприятии (объединении)". Вводимые по этому закону формы хозяйственного расчета способствовали освоению на небольших предприятиях местной промышленности и бытового обслуживания на следующем этапе прогрессивных форм арендных отношений. Бытовое обслуживание стало пионерской отраслью по распространению индивидуального и семейного арендного подрядов. Арендный подряд осваивали также кафе, бары, небольшие торговые предприятия, бригады и фермы в сельском хозяйстве. Отрабатываемые при аренде и в кооперативах принципы и механизмы окупаемости, возвратности, самоконтроля способствовали проявлению известной доли риска, предприимчивости, ответственности, нацеленности на конечный результат. Однако движение к правовому и общественному признанию частной собственности (как священного права гражданина в демократическом обществе) было исключительно сложным. Одновременно с ростом числа граждан, занимающихся индивидуальной трудовой деятельностью, усиливалось и негативное отношение к предпринимателям со стороны большинства граждан страны. Отрицательную роль в этих процессах играли неподготовленность налогового законодательства (как и всей правовой базы), отсутствие таких общепринятых в мире рыночных форм, как малые предприятия и коммерческие банки. Несмотря на принятие в августе 1990 года Постановления Совета Министров СССР "О мерах по созданию и развитию малых предприятий", а вслед за ним (в декабре 1990 года) Закона СССР "О предприятиях и предпринимательской деятельности", институциональная поддержка развития предпринимательства в этот период отсутствовала полностью. В результате уже к концу 1991 года темпы прироста количества предприятий малых форм (кооперативов, малых государственных предприятий) и новых "индивидуалов" резко понизились, а в 1993 году приблизились к нулю. Не привели к росту активности предпринимателей и принимаемые в 1993-94 годах на федеральном уровне меры, направленные на стимуляцию малого бизнеса путем предоставления налоговых льгот. Этот факт объясняется тем, что основные ограничители нормального развития малого предпринимательства - фактическое отсутствие доступа к финансовым, имущественным и иным материальным ресурсам, отсутствие правовой защиты и информационной поддержки - сохранялись в полном объеме. Значительные подвижки в становлении системы малого предпринимательства происходили в 1995-97 годы. Во-первых, макроэкономическая ситуация в России отличалась относительной стабильностью и характеризовалась существенной либерализацией. Во-вторых, была обновлена, а по отдельным направлениям впервые создана нормативно-правовая база, в результате чего большинство аспектов деятельности малых предприятий стало регламентироваться с достаточной четкостью. И, в-третьих, именно в этот период фактически была сформирована система организаций и учреждений поддержки малого и среднего предпринимательства, как на федеральном, так и на региональном уровне. Практически начала действовать единая система поддержки малого предпринимательства, включающая в себя Государственный комитет Российской Федерации по поддержке и развитию малого предпринимательства, Федеральный фонд поддержке малого предпринимательства, региональные фонды и центры поддержки предпринимательства. Осуществлялась финансовая поддержка малых предприятий за счет средств специализированных фондов. Вводились льготы по местным налогом, выделялись средства из местных бюджетов на создание инфраструктуры малого бизнеса. Были образованы и действовали агентства поддержки предпринимательства, учебно-деловые и информационные центры, бизнес-инкубаторы, юридические, аудиторские и консалтинговые фирмы, обслуживающие малое предпринимательство. И хотя формально прирост количества малых предприятий в период после 1995 года не наблюдался, можно говорить о реальном росте предпринимательской активности. Это связано с тем, что в 1995 году законодательно были изменены критерии отнесения предприятий и организаций к малому бизнесу. Понятие малое предприятие было впервые введено в Российской Федерации Постановлением Кабинета Министров от 18 июля 1991 года №406 "О мерах по поддержке и развитию малых предприятий в России". Количество рабочих и сотрудников (включая временных и работающих по контракту) было выбрано в качестве критерия для определения понятия малое предприятие по отношению к следующим отраслям экономики: Эти критерии были в значительной степени изменены законом "О государственной поддержке малых предприятий в Российской Федерации" от 14 июня 1995 года: Следующим ключевым фактором, существенно повлиявшим на развитие малого предпринимательства стал финансовый кризис августа 1998 года, сыгравший огромную роль в российской экономике и сказавшийся на работе предприятий всех размеров. Очень немногие предприятия не почувствовали обвала спроса на товары и услуги, когда покупательная способность быстро сократилась (на 23% за осень 1998 года). Приблизительно 30% малых предприятий были вынуждены прекратить торговлю после августа 1998 года, из которых 10% прекратили торговлю навсегда. В дополнение к этому около половины "индивидуалов", занимающихся "челночным" бизнесом, были вытеснены с рынка. Кризис привел к тому, что предприятия стали испытывать проблемы в получении оплаты от своих клиентов, к увеличению давления на денежный оборот. Малые и средние предприятия предприняли значительные усилия для снижения затрат. Основными формами стратегии уменьшения расходов, которыми пользовались предприятия, были: снижение зарплаты (в 98% случаев), снижение транспортных расходов (70%), снижение затрат на рекламу (48%), отправка сотрудников в неоплачиваемый отпуск. В результате около 500 тысяч квалифицированных профессионалов потеряли работу. Около трехсот тысяч рабочих и служащих других категорий также пополнили ряды безработных. В то же время занятость являлась относительно стабильным параметром по сравнению с объемом производства, потому что политика увольнения и административных отпусков практиковалась меньшинством предприятий - снижение зарплаты часто использовалось как альтернатива увольнению. Однако экономические последствия кризиса не были одинаковыми для всех малых предприятий. Ключевым фактором здесь было то, насколько предприятия были ориентированы на импортируемые источники в контексте четырехкратной девальвации российского рубля в течение нескольких месяцев. Другие факторы, такие как качество управления и выбор банка (из-за последствий потери денег, вследствие закрытия некоторых банков), также оказывали влияние на шансы выжить, ключевую роль сыграл уровень зависимости от растущих цен на импорт. Одним из результатов явилось то, что те предприятия, у которых был доступ к местным ресурсам, открыли для себя новые возможности внутреннего рынка, что сократило спрос на импортную продукцию и продукцию из импортных материалов. Магазин ТОО "Кооператор" (г.Ставрополь 1995 г.) Ситуация в российской экономике после кризиса 1998 года во многом напоминала условия начала 90-х. Ниши создавались как результат демонополизации во многих сегментах рынка, многие предприятия столкнулись с проблемами ликвидности, а структура потребления вернулась к более примитивным формам, наблюдавшимся в начале процесса реформ в начале 1992 года. Кризис создал новые возможности для малого бизнеса, также как и послужил причиной потерь. С начала 1990-х годов многие российские рынки были в большой степени монополизированы, что затрудняло проникновение на рынок для новых фирм. Однако кризис 1998 года создал малому бизнесу возможности для вхождения на рынок и занятия секторов, которые остались после выхода с рынка более крупных предприятий. Это особенно относилось к отечественным производителям и торговцам, чья деятельность основывалась на местных ресурсах. Конкурентное преимущество отечественных производителей в большой степени зависело от их желания и способности поддерживать разницу в цене по отношению к импортным товарам, так как поведение потребителя в основном определяется соображениями цены по отношению к качеству. Практически, многие российские предприниматели установили на продукцию отечественного производства цены, которые были очень близки к ценам на импортные товары, полагаясь на призывы покупать местную продукцию, результат которых был весьма ограниченным. Кризис способствовал давно ожидаемому притоку капитала в производственный сектор. Столкнувшись с огромной нехваткой оборотного капитала для получения необходимых ресурсов, многие производители оказались в невыгодном положении по отношению к своим поставщикам и поэтому были готовы вести переговоры. В этих условиях поставщики ресурсов покупали права на продукцию, что приносило им доходы от продажи готовой продукции, а предприниматели, располагающие свободным капиталом, который можно было потратить на покупку отечественных ресурсов и прав на продукцию, оказались в выигрышном положении. Таким образом, становление малого предпринимательства в рамках новейшей истории России можно условно разделить на следующие этапы: Этап I - 1987-1994 годы - период быстрого роста количества предприятий малых форм, отличительной особенностью которого являлась стихийность, обусловленная отсутствием системной нормативно-правовой базы и какой бы то ни было инфраструктуры поддержки развития малого предпринимательства, как на государственном уровне, так и с привлечением негосударственных и международных институтов. Отношение государства к развитию предпринимательства формируется исходя из невозможности сохранения ставшей неэффективной системы управления экономикой, фактическое восприятие предпринимателей - как неизбежного зла, которое помогает в значительной мере решить проблему безработицы и насыщения рынка потребительскими товарами и услугами, но остается чуждым по уровню свободы, непривычным в советский и начальный постсоветский периоды. Краткая формула - "Мы миримся с тем, что вы есть, но не претендуйте на большее" - одинаково справедлива для обеих сторон во взаимоотношениях государство-предприниматели. Этап II - 1995 год - август 1998 года - период перехода малого предпринимательства к осуществлению деятельности в соответствии с жестким государственным регламентированием в условиях стабилизации экономического роста и макроэкономической либерализации. Отношение государства к развитию предпринимательства формируется исходя из осознания того, что малый бизнес стал достаточно серьезной экономической силой, энергию которой необходимо активно использовать для достижения максимальной бюджетной эффективности, для чего можно даже облегчить доступ к государственным ресурсам - как официальным путем (через приватизацию, отказ от государственной монополии на пользование природными ресурсами и т.д.), так и через коррупционные каналы (использование посреднических схем при выполнении государственных закупок и реализации государственных заказов, предоставление необоснованных индивидуальных преференций и т.п.). Краткая формула для описания взаимоотношений государства и предпринимателей на этом этапе: "Мы вынуждены дружить, но никто не говорит, что мы должны полюбить друг друга". Этап III - с августа 1998 года по 2000 год- период изменения приоритетов, отраслевой структуры и механизмов развития малого предпринимательства в посткризисный период. Одновременно именно в этот период государство начинает испытывать дискомфорт от жесткой зависимости финансово-экономической независимости страны от ситуаций на мировых сырьевых рынках - на нефть, газ, золото, цветные металлы - то есть в тех отраслях, где традиционно работают исключительно крупные предприятия. Наименее зависимое от этих факторов малое предпринимательство наиболее быстро восстанавливается после финансового кризиса и становится главным гарантом социальной стабильности в обществе. Государство осознает необходимость укрепления сектора малого предпринимательства в целях поддержания этой стабильности - принимаются, безусловно, прогрессивные федеральные законы "О едином налоге на вмененный доход", "О лицензировании отдельных видов деятельности", "О лизинге". Но одновременно, видимо, чтобы малые предприятия не чувствовали себя самостоятельными и независимыми, был ликвидирован Государственный комитет Российской Федерации по развитию предпринимательства. Формула взаимоотношений: "Мы знаем, как сделать вас счастливыми, но с вами обсуждать это не намерены, просто приказываем: будьте счастливыми и идите к счастью по указанной нами дороге". Этап IV - с 2000 года по 2008 год- период расцвета олигархических структур. Этап V - с 2008 года по 2010 год- период финансово экономического кризиса. Этап VI - с 2011 года по ****** - период расцвета РУССКОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА. Можно говорить, о том, что эти изменения обуславливают новый вызов, требующий перехода к партнерским взаимоотношениям между государством и предпринимательством, то есть к новому этапу этих взаимоотношений. В последние два - три года наблюдается подъем малого предпринимательства Новейшая волна РУССКОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА (20** - 2***гг.) Только от нас зависит когда начнётся данный период и когда он окончится! Собрано и Буслаем в период 2007 по 2010гг.

Родислав: Ну очень интересно

Лада: Вот это ты поработал,Буслай,диссертацию защищать можно! Здорово,мне понравилось.Вывод:если бы власть придержащие не мешали,где была бы уже наша страна!

Буслай: Лада пишет: Вот это ты поработал,Буслай,диссертацию защищать можно! Здорово,мне понравилось.Вывод:если бы власть придержащие не мешали,где была бы уже наша страна! Это я когда-то целый курс разрабатывал, который из 6-ти частей состоял. Здесь выложил первую часть в сокращении. Хотя и не актуально но может для кого познавательно будет.

Лада: Да,именно для собственного кругозора знать хорошо.



полная версия страницы